Банников Дмитрий Иванович и Банникова (Дикова) Алла Михайловна

Нет в нашей стране такой семьи, которую обошла бы стороной эта страшная война – Великая Отечественная. Кто-то из наших родных уходил на фронт, отдавая свою жизнь на полях боя. Другие оставались в тылу, обеспечивая армию и способствуя победе. Для меня они все стали настоящими героями. О героях моей семьи я хотела бы рассказать.

Банников Дмитрий Иванович (23.02.1928-26.01.2007)

В первых боях в Донецких степях погиб его отец. Несовершеннолетний Дмитрий стал самым старшим мужчиной в семье. На его плечи легла ответственность за маму, младшего брата и пятерых сестёр.

В 1943 году после освобождения Каменска дедушка пошёл добровольцем в сапёры, прибавив себе год. Участвовал в опаснейшей работе по разминированию земель в Каменском районе. В 1944 году, в 16 лет Дмитрий Иванович устроился работать на шахту, добывал ресурсы для фронта и предприятий, которые создавали все необходимое для побед.

Гораздо позже, в рамках празднования пятидесятилетия Великой победы, Дмитрий Иванович получил награду как участник военных действий и был удостоен медалей. Похоронен мой дедушка в той земле, которую он освобождал от фашистских мин – в городе Каменске-Шахтинском на Аллее Славы.

 

Банникова (Дикова) Алла Михайловна

(09.06.1927-25.02.1994)

Моя бабушка скрывала от нас эту страницу своей биографии, узнали мы об этом только после её смерти.

Во время оккупации города Каменска 1942-1943 гг. в 14 лет она оказывала помощь военнопленным русским солдатам, передавая им еду, чем подвергала свою жизнь опасности.

Осенью 1942 бабушку схватили и вместе с другими пленными отправили на принудительные работы в Германию. Там она жила в лагере и работала на заводе. Выжить удалось только тем, кому помогали немецкие рабочие, которые делились с пленными своими обедами. После освобождения союзными войсками, бабушку сослали в Красноярск, как лицо, побывавшее в плену. В 1947 году она была освобождена и вернулась домой, в родной Каменск-Шахтинский.

После 1991 года Алла Михайловна была официально признана правительством Германии военнопленной и пострадавшей. Меня удивляет сейчас, что никогда она не испытывала ненависти в отношении немцев как нации. Возможно, кто-то скажет, что это не имеет никакого отношения к нашей Великой победе, но что это, если не высший акт примирения? Она сумела пройти все тяготы плена, простить обидчиков и вернуться домой, не предав свою Родину.

 

 


打印   邮件